Убийство Кирова. Часть 2

 К началу >>

Результаты экспертизы

В распоряжение рабочей группы специалистов 111-го Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ были представлены предметы одежды С. М. Кирова, в которых он находился в момент убийства, а также документы (справки, акты), относящиеся к событиям 1 декабря 1934 года. Рабочая группа, исходя из официальной версии, произвела реконструкцию отдельных событий непосредственно на месте гибели Кирова в коридоре Смольного.

Исследованиями установлено, что Кирову было причинено огнестрельное пулевое одиночное слепое ранение головы с повреждением мозжечка и стволовых отделов головного мозга. Входное огнестрельное повреждение располагалось в затылочной области левее и выше затылочного бугра, направление раневого канала – сзади кпереди, справа налево, несколько сверху книзу.

На околыше фуражки Кирова, полувоенного образца, обнаружено сквозное огнестрельное пулевое повреждение. Значительная толщина околыша позволила установить направление пулевого канала – сзади кпереди, слева направо и сверху книзу под углом около 45 градусов к горизонтальной плоскости. На сгибе воротника пальто Кирова обнаружено касательное огнестрельное повреждение. Исследования также свидетельствуют, что ранение было причинено пулей, предварительно взаимодействовавшей с преградой и вследствие этого потерявшей устойчивость. Такой преградой мог явиться воротник пальто, на котором обнаружено касательное огнестрельное повреждение.

Исследование входного огнестрельного повреждения на околыше фуражки Кирова дало основания для утверждений, что оно было причинено с дистанции вне пределов действия сопутствующих продуктов выстрела – с неблизкой дистанции (для револьвера наган образца 1895 года – более 1 метра).

Реконструкция событий (в соответствии с официальной версией) позволила установить несколько теоретически возможных вариантов взаимного расположения Николаева и Кирова в момент получения последним огнестрельного ранения головы. Однако полученные при экспертном эксперименте объективные данные позволили усомниться в правильности официальной версии гибели руководителя ленинградских большевиков. Представляется наиболее вероятным, что в момент ранения Киров не находился в вертикальном положении.

При судебно-медицинском исследовании кальсон Кирова установлено, что при отсутствии следов длительной носки после последней стирки на внутренней поверхности спереди в их верхней части обнаружены значительных размеров пятна высохшей спермы.

Любовники

Настало время перейти к деликатной теме – характеру взаимоотношений Сергея Кирова и Мильды Драуле. Без сомнения, Киров знал Драуле по службе. Кстати, Сергей Миронович знал всех сотрудников аппарата обкома, помнил их по имени, отчеству и фамилии.

Слухи о причинах рокового выстрела и об интимной связи Драуле и Кирова поползли по Ленинграду уже 1 декабря с 23 часов. Такого рода «информацию» в декабре 1934 года собирали, анализировали и составляли сводки парткомы, райкомы, обком и, наконец, обобщало местное управление НКВД. Большинство из «распространителей» этих слухов были исключены из партии, некоторые арестованы или расстреляны.

Вот характерные примеры:

Коммерческая контора Д.Л.Т. «Главбух, беспартийный Хасанов говорил служащим, что т. Кирова убил Николаев за то, что С. М. Киров жил с его женой. Николаев предупреждал письменно, но Сергей Миронович не послушал, он его за это и убил».

«Кандидат в члены партии Гублер на вопрос беспартийного, за что убит тов. Киров, ответил: «Из-за баб». (На вызов в партком не явился)»

Ленинградский леспромхоз: «Ходят слухи, что Кирова убили из-за личных счетов, так как он жил с женой Николаева».

Росторговля: «...всех мучает вопрос, на какой почве произошло убийство и кто убил, причина убийства... У нас 40 человек, из них 6 чел. членов партии. 2 декабря в 10 часов были разговоры, что это на личной почве и связано с женой Николаева, с которой был знаком тов. Киров...»

Южная водопроводная станция. Степанов: «Я знаю, за что убили Кирова, я разговаривал с кухаркой Кирова, она мне сказала, что убили его из-за какой-то женщины, из-за ревности».

Такой «информации» немало – десятки и сотни сводок и сообщений. Эти слухи остается только подтвердить или опровергнуть. Первый этап экспертных исследований подтверждает предположения об интимной связи убитого и супруги убийцы. Частная жизнь неприкосновенна, но в данном случае для установления объективной истины информация о ней необходима. По иронии, принципу неприкосновенности частной жизни в декабре 1934 года последовали, пожалуй, единственный раз. Были предприняты все возможные меры, чтобы скрыть обстоятельства «кировского», по существу, «интимного» дела.

Дальнейшие исследования, возможно, потребуют пересмотра и переквалификации преступления Леонида Николаева из статьи 58, пункт 8 УК РСФСР 1926 года (теракт в отношении государственного деятеля) в статью 136 (умышленное убийство, совершенное из корысти, ревности и других низменных побуждений).

Большая чистка в Смольном

Известны более десяти сотрудников Смольного, которые стали очевидцами происшедшего или к которым Николаев обращался за пригласительным билетом во Дворец Урицкого на собрание партактива. Все они 1 декабря были допрошены, но в качестве свидетелей на судебном процессе 28 и 29 декабря 1934 года не выступали. Большинство этих людей в дальнейшем подверглись партийным взысканиям или были исключены из партии, а также освобождены от работы. Свидетели С. М. Петрашевич, В. Т. Владимиров, Е. П. Карманов, Е. Г. Шитик и А. П. Бауэр-Румянцева были исключены из партии, первые трое «за недостойную членов партии болтовню и несоблюдение элементарных для каждого члена партии, а особенно сотрудника обкома, условий конспирации, выразившейся в даче сведений о работе обкома и, в частности, о тов. Кирове – Николаеву Л., который не имел никакого отношения к обкому». Из гаража Ленсовета был уволен водитель Кирова Ф. Г. Ершов. Именно он доставил 1 декабря Сергея Мироновича в Смольный.

На партийных собраниях аппарата Смольного вопрос о событиях 1 декабря не обсуждался. Принимались лишь решения о «повышении бдительности», раздавались призывы «не шляться без дела по коридорам Смольного», запирать кабинеты и столы. Параллельно началось выявление лиц, ранее связанных с оппозицией.

7 января 1935 года бюро Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) приняло постановление «Об аппарате ОК и ГК», санкционировавшее увольнение и перевод на другую работу 79 сотрудников. Любопытно, что в этот список попали все свидетели (очевидцы) трагических событий. Таким образом, добились главного – пресекли источник распространения информации, которая могла противоречить официальной версии. Некоторые из 79 человек вскоре были арестованы или сосланы.